?

Log in

Часть 4. Момент 2.

---

           Улица вела немного вверх и уходила вправо. По улице шли люди. Одни заглядывали в витрины, другие открывали двери перед третьими, а те заходили в эти двери, четвертые открывали двери сами, а пятые - просто шли по-своим делам.                  

- Ты любишь своего мужа?

- Скорее стараюсь его не презирать.

- Все было так плохо?

- Нет, все было чудесно.

- Что-то, ведь, должно было произойти? - не унимался с вопросами Сергей.

- Я всегда была не такой, как он хотел: у меня не такая фигура, я готовлю не так как его мама, я убираю не так как его мама, я плохо о нем забочусь, я не натуральная блондинка, у меня не голубые глаза…

- Ну, это уже маразм.

- Он мог уходить из дома на сутки, он пропадал каждую ночь, говоря, что он на работе, а я только и делала, что звонила ему и говорила: может, ты хочешь поесть или отдохнешь, достаточно работать, ты слишком устаешь на работе. Хотя на самом деле, он нисколько не уставал и всегда был сытый и выспавшийся.

- И где же он был?

- Не знаю.

- Ясно. Смотри, какое интересное растение. Я такого раньше не видел.

Сергей указал на витрину магазина. Это было экзотическое комнатное растение с резными листьями и большим восковым цветком ало-красного цвета.

- Я не очень люблю цветы. К тому же их любит его мама.

- Все. Давай лучше прогуляемся. Только не туда, где вы были с мужем. Куда ты хочешь пойти? – Он посмотрел на нее, как ей показалось, с ехидной улыбкой.

Она пожала плечами.

- А я не знаю.

- Тогда маршрут такой: берем велосипеды и махнем на озеро, а затем доедем до Бранденбурга и немого покатаемся там.

- У меня нет с собой документов.

- Тем лучше. Будет экстрим.

Часть 4. Момент 1.

---

- Здравствуй! – услышала она в трубке знакомый голос.

- Здравствуй! – ответила она.

- Чем занимаешься?

- Ем, сплю, гуляю, трачу деньги, в общем, все как обычно. – Она засмеялась.

- Вернуться не хочешь? – его тон не изменился.

- Нет. Я еще не все потратила.

- А, может, вернешься?

- Нет, здесь мои родственники, здесь друзья, здесь я встретила старого знакомого, с которым мне есть о чем поговорить.

- Это до первой ночи, потом говорить будет уже не о чем.

- Не надо этой показной ревности. У нас с ним детские дружеские отношения. И мне это очень нравится.

- Значит, мне не о чем беспокоится? – его голос стал веселее. – Возвращайся. Я сижу дома один. Никто не позаботится, не накормит…

- Закажи еду в ресторане. Или у тебя закончились деньги?

- Откровенно говоря – да. – Он засмеялся.

- Ты поэтому вспомнил обо мне?

- Перестань, я очень скучаю.

- Ладно, я вышлю тебе денег. Пока!

- Пока.

Она нажала на кнопку с красной телефонной трубкой, а затем на кнопку с зеленой и набрала уже выученный наизусть номер:

- Привет, Зиги!

Часть 3. Момент 3.

---

После двух бокалов пива друзья прогуливались по старинным улочкам Шпандау, взявшись за руки; и в этом не было ничего предосудительного: они чувствовали себя школьниками, прогулявшими урок.

- Мне здесь так нравится. Мне кажется, что именно здесь находится душа Берлина: в этих кирпичиках, окнах, подъездах, углах, барельефах, в этом вечном плюще…

- Да, - подтвердил Сергей, - плющ здесь действительно ничем не выведешь.

- А надо ли? – Она впервые за много дней спокойно улыбалась и наслаждалась каждой минутой.., а может и за много лет.

          

Часть 3. Момент 2.

---

nbsp;          Она вышла на улицу. Ветра не было, только асфальт лоснился от луж, а ветки деревьев и невысоких кустарников вдоль тротуара казались поникшими и замерзшими от холода и долгой сырости. Не смотря по сторонам, и, боясь подать вид, что она не местный житель, она прямиком направилась к близлежащему супермаркету за покупками. Она проходила этот путь так, как будто все, что ее окружало, было для нее давно знакомым и обыденным. В магазине она положила в корзинку белый чай, пару морковин и капусту, покопалась в корзине с одеждой, а затем повернула в кондитерский отдел. Полки были завалены разными сладостями: конфетами, вафлями, шоколадом, украшениями и приправами для выпечки.

nbsp;          - Привет,- услышала она за спиной несмелый голос, видимо кто-то боялся обознаться. Она обернулась. – Привет! – смелее сказал молодой человек в спортивной куртке и небольшим рюкзаком за правым плечом. Она была слегка удивлена его чисто русским акцентом, и, пытаясь разглядеть в его взгляде что-либо немецкое, не нашла ничего.

nbsp;          - Вы ко мне обращаетесь?

nbsp;          - Да, надо же, а я уж было подумал, что услышу немецкую речь. Значит, я не обознался.

nbsp;          - Вы определяете национальность человека по его лицу, или скорее по внешнему виду?

nbsp;          - Вы? Ты что, не узнаешь меня? Сергей, Сергей Гейгер,- представился он с явной иронией.

nbsp;          - Извините, нет.

nbsp;          - Мы же учились с тобой в одном классе. Я еще пролил чернила из пасты на твою пятерку по русскому. Ну, вспомнила?

nbsp;          - Как же, чернила в тетради я помню. Так это ты? Как ты меня узнал? Я сильно изменилась с того времени.

nbsp;          - Ничуть. К тому же в другой стране сразу узнаешь соотечественников. Так ты тоже решила уехать?

nbsp;          - Я в гостях.

nbsp;          - Здесь все в гостях.

nbsp;          - Что, так грустно?

nbsp;          - Нет, просто все это быстро начинает нравиться. 

nbsp;          Они вместе вышли из магазина.

nbsp;          - Может, по пиву?

nbsp;          - Зиги, ты смеешься?

nbsp;          - Не каждый день встречаешь одноклассниц в Берлине.

- Куда?

- Здесь недалеко, возле озера.

- Нет, давай лучше куда-нибудь подальше. Озеро я уже видела.

- Хорошо, куда ты хочешь?

- В Альтштадт. Там красиво.

- Ничего особенного: маленькие улочки, старые здания.

- Нет, ты не прав. Там мило.

- Ну тогда в Брауерой.

- К «бабе Рае»? Там очень вкусное пиво.

- Еще бы! Настоящая пивоварня с традициями. Ладно, на Моритц есть еще одно неплохое местечко.

Глава 2. Часть 3. Момент 1.

---

- nbsp;        Sehr geherte Dame und Herren! – голос бортпроводницы добавлял реальности моменту.

Она пристегнулась. Позади расспросы, суетливое заполнение анкет, нервные ответы, личные досмотры и долгие часы ожидания. Еще не верилось, что этот момент существует в реальности. Ей казалось, что временем можно управлять: его можно заставить идти быстрее или, как в музыке, исполнить ralentando*.

А затем были слезы счастья от встречи с родными, традиционные разговоры о том, как все изменились за это время, церемония воспоминания знакомых мест через окно общественного транспорта и расспросов: «а что здесь было раньше?» Она говорила без остановки, чтобы порадовать родных общением, хотя в этот момент ей больше всего хотелось просто обнять их, поплакать и помолчать.




* ralentando (итал.) - замедляя

Часть 2. Момент 4.

--

nbsp;          - Держи микрофон прямо, а то звук теряется, - сухо произнес звукорежиссер.

nbsp;          - Мне кажется или я действительно фальшивлю? – она откашлялась.

nbsp;          - Да, старайся подтягивать выше. Немного сползаешь.

nbsp;          - Почти на пол-тона.

nbsp;          - Ты критична. Просто старайся не занижать. Тянись вверх. Все цветы тянуться вверх, все дети мечтают вырасти. Это естественное стремление. Поднимай воздух снизу-вверх. Распрямись, подтяни спину. Нет, не так. Представь, что ты стоишь на высокой скале, под тобой море, неспокойное, но чистое и синее. А в лицо тебе бьет свежий ветер. Как ты себя чувствуешь в этот момент? Ты распрямляешь спину, так сказать, расправляешь крылья. Твои легкие открыты и дышат свободно. Приподними подбородок. Вот, так. Молодец. Чувствуешь поток воздуха? Он должен спокойно входить и выходить из легких. Не зажимайся, свободнее.

nbsp;          Она продолжала петь. nbsp;

nbsp;          - Да, именно так, - подбадривал ее звукорежиссер. - Ладно, нормально. Завтра концерт. Я тебя прошу: не переусердствуй.

nbsp;          - Хорошо, Андрюш, я постараюсь.

nbsp;          - Что с твоей песней?

nbsp;          - Да я не думаю, что это можно выпустить…

nbsp;          - Ты мне скажи: ты дописала бридж?

Она опустила глаза.

nbsp;          - Сколько я тебе говорил: сначала дело – потом лень. Ты хочешь, чтобы тебя похвалили? Ты хочешь, чтоб твою песню слушали, чтоб ей подпевали или даже пели, танцевали под нее? Чтоб на звонок телефона ее ставили?

nbsp;          - Ну, конечно, хочу…

nbsp;          - Вот. Значит, в тебе есть самолюбие. А почему тогда ты ее не дописала? Ладно, вперед. Завтра будешь петь то, что репетировали, но сегодня же вечером допишешь бридж, слышала?

nbsp;          Она кивнула.

nbsp;          - Ты слышала?

nbsp;          - Да.

Часть 2. Момент 3.

---

Обеденный перерыв был закончен. С жеманной ленью сотрудницы рассаживались на свои привычные места.

- Где Воротов? – Это был первый вопрос начальника, вошедшего в кабинет.

- Он вышел.- Ответила она, привстав со стула.

- Пусть зайдет ко мне.

«Вот и весь разговор», - подумала она.

В кабинет вбежал Сергей, схватил бумаги со стола, и с вопросом «Виталий Андреевич заходил?» выбежал из кабинета, оставив за собой только шлейф дорогого мужского одеколона.

«Примите факс, пожалуйста», - послышалось в телефонной трубке. Она нажала на круглую оранжевую кнопку черного факсимильного аппарата.

В течение последующих рабочих часов она перекладывала бумаги с места на место и ждала когда часовая стрелка  подойдет ближе к заветному времени. Она сама нашла этот факт весьма необычным, ведь она никогда не была ленивым человеком. По крайней мере, она так считала. Но на улице было такое приятное осеннее солнце и такой прозрачный, чистый и слегка прохладный воздух, в котором кружили, падая на землю, цветные листья, что легко становилось только от одной мысли о бессмысленном времяпрепровождении, а где-то внутри становилось радостно от ощущения, что в душе поселилось счастье. И, пытаясь вчитываться в скучное сплетение букв в слова, а слов в предложения, она представляла себя идущей вниз по бульвару без сумки и головного убора, в любимом, очень дорогом и элегантном пальтишке,  большом шарфе с бахромой, с букетиком из желтых листьев в руках, постукивающей по старой мостовой каблуками новых ботильонов. Она идет быстро, даже слегка подскакивая на своих каблучках, словно пытаясь вспомнить, как она делала это в детстве. Она поднимает глаза вверх, разглядывая еще не опавшие листья и чистое, глубокое голубое небо.

Затем она вновь вчитывается в буквы и слова, и, обрадовавшись тому, что рабочий день закончен, выходит на улицу, собирает букетик из опавших листьев, а затем медленно и красиво идет вдоль по вымощенной улице, представляя, что имя этого города – Париж, а она – прекрасная дама, вслед которой оборачиваются все мужчины. Оборачивались не все. А она, видя, как мужчины проходят мимо, внутренне посмеивалась над ними. В душе играла приятная музыка. Ей было так радостно, что от этой радости даже выступили слезы.

- Простите, а можно пройтись с Вами? – услышала она за спиной и улыбнулась.

Это был Воротов. Увидев, что она вытирает слезы, он не сдержался.

nbsp;          - Милая моя, я никогда бы тебя не обидел.

nbsp;          - О чем ты? – и музыка затихла.

nbsp;          - Ты плачешь.

nbsp;          - Нет.  – Они долго смотрели друг другу в глаза. Она мысленно задавала себе вопрос: «Что он имел в виду?». А он сказал вслух сам себе:

nbsp;          - Зачем я это сказал?

nbsp;          - Я не понимаю тебя.

nbsp;          - Я сам себя не понимаю. Но больше так не могу. Я написал тебе стихотворение. Хочешь, прочту?

nbsp;          - Нет, не говори глупостей. Ты что, собираешься мне в любви признаваться?

nbsp;          - Если ты считаешь это глупостью…

nbsp;          - Да, считаю. Я – замужняя женщина.

nbsp;          - А причем здесь это? Ты же разводишься.

nbsp;          Ей казалось, что они говорят на разных языках, и продолжать разговор просто нет смысла. Ей не хотелось думать о том, что этот молодой человек теперь принадлежит ей, но насколько это было невероятно, настолько же и привлекательно.

nbsp;          - Давай пройдемся, - предложила она.

nbsp;          - Давай. – И после долгой паузы он спросил: - А почему ты не хочешь послушать мое стихотворение?

nbsp;          - Ты знаешь, мужчины каждый день читают мне стихи и они мне уже порядком надоели. – Она засмеялась. – Ты первый, кто собирается прочесть мне что-то. Я даже не знаю, как на это реагировать.

nbsp;          - Ладно, – сказал он с явным разочарованием.

nbsp;          - Хочешь, присядем где-нибудь?

- Да, хочу.

Они перешли через проезжую часть и оказались в сквере: красивая скамейка с литой спинкой, низкие ветви ивы, фонарь в старинном стиле – таким оказался фон их первого свидания. nbsp; 

  nbsp;        - Прошу. – Он сел на скамейку после нее. Это было очень милым жестом, и вызвало у нее благосклонную улыбку.

nbsp;          - Я даже не знаю, что сказать,- и после паузы она добавила: - Если хочешь, я забуду об этом разговоре.

nbsp;          - Я все-таки надеялся на ответ. Видимо, я зря об этом заговорил.

nbsp;          - Нет, не зря. Мне было очень приятно это услышать.

nbsp;          В его взгляде была видна боль. В этот момент в кармане его куртки заиграла мелодия телефонного звонка. Он ответил, и, назначив кому-то встречу в кафе, извинился, встал со скамьи и ушел так же красиво и уверенно, как и всегда. А она осталась с чувством растерянности.

Часть 2. Момент 2.

---

nbsp;          - Доброе утро, коллега! – услышала она знакомый мужской голос.

nbsp;          - Доброе утро, Сергей Валерьевич! – ответила она, опустив глаза к документам.

nbsp;          - Как официально. Как дела?

nbsp;          - Все отлично.

nbsp;          - Ты выглядишь уставшей.

nbsp;          - Нет, все в порядке.

nbsp;          - Я хотел тебя попросить помочь мне с последним отчетом.

nbsp;          - Каждый занимается своим делом.

nbsp;          - А помочь ближнему? Я понимаю, что у тебя проблемы…

nbsp;          - У меня нет проблем! И я думаю, что с этим отчетом ты прекрасно можешь справиться сам.

nbsp;          - Да дело не в отчете. А в тебе.

nbsp;          - О чем ты?

nbsp;          - Я хочу помочь. Я вижу, что тебе не с кем поговорить. Ты ни с кем на работе не общаешься, я не знаю, есть ли у тебя друзья…

nbsp;          - И ты хочешь им стать.

nbsp;          - Мне кажется, мы с тобой всегда были друзьями…

nbsp;          - Сережа, друг – это человек, который всегда рядом с тобой, который готов поддержать тебя в любую минуту и в любом деле; это человек, который тебя любит беззаветно, который тебя воспринимает только с положительной стороны…

nbsp;          - Вот именно. Я нахожусь с тобой рядом даже дольше твоего мужа, я единственный, кроме начальства, кто с тобой здесь общается, и я всегда считал тебя единственным человеком, с которым можно поговорить. – Он вернулся на свое рабочее место, оставив ее с непонятным чувством то ли обиды, то ли радости.

Часть 2. Момент 1.

---

nbsp; Было обычное неспешное и тихое начало дня в офисе. Утро выдалось на редкость пасмурным, но теплым. Солнечный свет едва пробивался через оконные стекла, и даже искусственный свет в помещении не мог победить сумерки.
nbsp; Дверь в офис, которая выходила на железную лестницу со стеклянными перилами в стиле хай-тек, была открыта, и каждый проходящий мимо этой двери был одарен взглядами сидящих в кабинете сотрудников. На лестничном пролете были расставлены цветочные горшки с пальмами, создававшими некий уют в этом сплетении бетона, стекла и металла. Через этот пролет можно было попасть в кабинет начальника. И через открытую дверь каждый, кто сидел в офисе, мог видеть тех, кто входил в приемную и выходил из нее. За дверью послышались мужские голоса, и внимание сотрудников тут же переключилось на происходящее на лестнице: из кабинета начальника вышел мужчина в солидном костюме, за ним из кабинета вышел сам Виталий Андреевич. Они эмоционально произносили стандартные фразы типа  «все сложится отлично» или «буду рад с Вами сотрудничать». nbsp;
    
Она услышала, как Сергей окликнул ее почти шепотом: «Смотри, это наш суперагент»
nbsp;    Она привстала, чтобы разглядеть стоявшего в коридоре мужчину - это был тот самый человек, из-за которого у нее с Сергеем несколько дней назад произошел спор. На этот раз она сумела разглядеть его.
  
Это был мужчина средних лет, ростом чуть выше среднего, подтянутый и, судя по его внешнему виду, деловой, а судя по вниманию сидевших в кабинете сотрудниц, - очень  успешный. В левой руке он держал кейс темно-серого цвета, а через правую руку был перекинут плащ из ткани светло-серого цвета.
 
Незнакомец пожал руку Виталию Андреевичу и спустился вниз по лестнице.

nbsp; Виталий Андреевич закрыл за собой дверь, распорядившись принести ему еще один кофе. Как только дверь кабинета начальника закрылась, по офису тут же прошел шепот и смешки. Женщины вполголоса обсуждали внешность незнакомца и сошлись на мнении, что он просто очарователен. Она поймала себя на мысли, что  вглядывалась в этого мужчину до тех пор, пока он не скрылся из виду, и даже когда уже ушел, мысленно восстанавливала его образ по деталям. Но, поймав взгляд Сергея, она поняла, что выглядит очень глупо, а он, в подтверждение этого, покачал головой. Она мило улыбнулась в оправдание.

Часть 1. Момент 5.

---

Холодный ветер щипал лицо. Длинная очередь перед ней говорила только о документах, визах, паспортах, кто-то нашел  общие темы, особенно те, кто уже выезжал. А она поедала взглядом каждого из них. Ей очень хотелось влезть в разговор двух самодовольных женщин и одного мужчины, явно мужа одной из них, - решила она, так как ему не дали сказать почти ни слова. Но она сама посчитала этот жест неуместным и неприличным. Трое  этих людей выглядели как самые настоящие европейцы: на них были надеты невзрачные, но дорогие и добротные куртки, удобная обувь на плоской подошве, рюкзак - у мужчины, тряпичные сумки - у женщин.

Она часто смотрела на железную дверь с коричневым стеклом, ту заветную дверь, за которой был пропуск к коридорам Шереметьево, крыльям самолета, радости, счастливым слезам, маме, бабушке и самым любимым брату и сестре, к вымощенным улицам, приятным покупкам и чувству свободы. Но дверь была закрыта. Ей казалось, что она закрыта слишком долго. Еще ей казалось, что она слишком часто смотрит на эту дверь, и если это заметят соседи по очереди, ей будет неприятно и стыдно от своей неопытности и наивности. И она старалась делать вид, что ей все равно, будто бы для нее это ожидание привычно и обыденно.